inok_kaluga

Category:

Башкирия 2018. Глава 2. Малый Изер.


                Поздно вечером 29 апреля приехали в окрестности села Бердагулово для стапеля по реке Малый Инзер. Те края относятся к заповеднику, но других вариантов подъехать к реке нет. Этим пользуется администрация заповедника, чтобы взимать с туристов плату по 300 р. с носа. Но была и другая неприятность – посреди единственной дороги, по которой можно проехать к берегу реки, лежал огромный валун, явно привезённый сюда специально. По логике, если ты собираешь деньги, так хоть обеспечь для туристов минимальные условия, сделай нормальный подъезд. Вместо этого новые «хозяева» перекрыли уже существующую дорогу. 

                Пришлось от камня таскать вещи на берег на себе довольно долго. Даже не стали разжигать костёр и готовить ужин, легли сразу спать. Тем более, что временами начинал моросить дождь.

                Утром (утро в «Магадане» начинается в районе полудня) надули корабли и отчалили вниз по реке. Народу прошло перед нами очень много, а мы были вроде как замыкающими. 

                Малый Инзер сразу продемонстрировал свой весёлый нрав, шиверы шли одна за другой, но плыть было несложно, хоть и нескучно.

                Через какое-то время достигли наконец порога Айгир и зачалились перед ним. Пошли на осмотр вдоль железнодорожной насыпи. Туристов здесь была не одна сотня, большинство стояли лагерями. Были здесь и спасатели МЧС, за день до нас они здесь уже выловили один труп.

                С высоты насыпи порог выглядел вполне симпатично, но когда я спустился ближе, сердце предательски застучало. Зрелище было суровое. Особенно на повороте, где стояла большая бочка и здоровый валун как одинокий зуб торчал в её глубокой пасти. В мыслях крутилось только одно слово – мясорубка. Тут как раз меня нагнал Глаз с товарищами и спросил: «Ты ведь не пойдёшь здесь на байдарке?». Но вариантов у меня не было, приехать в такую даль, чтобы обнести главный порог – это обидно. Я был полон решимости, но на душе скребли злые кошки.

                Мы вернулись к судам и стали готовиться к старту. Хотелось поскорее пройти эту мясорубку и вздохнуть с облегчением, но Максим ещё на целый час устроил шоу с надеванием гидрокостюма, который был ему явно мал. Казалось, что он ни в жизнь в него не влезет, но в конце концов ему это всё же удалось сделать, потому что других вариантов у него тоже не было. 

                Наконец отчалили. По плану, впереди должен был идти Максим на Щуке, потом я, а замыкает катамаран. Но уже на первых шиверках Щука начала крутиться, как стрелка компаса на полюсе, преодолевая всё нарастающие валы и лагом и кормой. Усовершенствованная конструкция в виде закреплённых по бокам 30-литровых пивных кегов добавляли ей устойчивости. Борясь с волнами я помимо своего желания начал нагонять Максима и возникала угроза столкновения.

                А сзади на катамаране начал истошно орать Глаз. Как я ни крутил головой, сквозь шум воды я так и не понял, чего он от меня хотел. Потом оказалось, что он просто подгонял своих гребцов. В этой ситуации я решил воспользоваться скоростными характеристиками и вырваться вперёд. Сделать это мне удалось, но пришлось активно поработать вёслами ещё до основных препятствий, а силы следовало экономить. Впрочем Щука вскоре вновь обогнала, когда меня на несколько мгновений остановила одна из бочек. 

                Дальше началась борьба с валами. Меня неумолимо затягивало в самую мясорубку, а я туда очень очень не хотел. Всё-таки удалось немного отвернуть и прошёл её по самому краю. Потом прижим, которого я тоже очень опасался, зная о торчащей из железнодорожной насыпи арматуре, легко рвущей катамараны. Однако здесь проблем вообще не возникло, прижима я даже не заметил, видимо, благодаря маневренности байдарки. А вот Магаданцы на катамаране в насыпь врезались, но всё обошлось.

                Следующую бочку обошёл удачно, потом слился по языку, двигался к финишу. Поймал вал лагом, накрыло с головой. Когда вода схлынула, был очень удивлён, что ещё на плаву. Накопилась усталость, махать веслом стал более вяло. Казалось, всё позади. Оставалось уйти от прижима. Решил перестраховаться, повернул левее. В это время справа небольшая волна – ответить ей веслом слева не пытался, думал, обойдётся. Кильнуло.

                На самом деле, многих деталей прохождения порога я как обычно не запомнил из-за адреналина, всё восстановлено благодаря видеозаписи.

                Казалось, я висел в байдарке вниз головой целую вечность и никак не удавалось вывалиться. Потом из записи оказалось, что под водой находился всего 4 секунды. Но тогда было страшновато, тем более, что где-то приближался очередной обливняк. Сознательно бросил весло и двумя руками оттолкнулся от байдарки. Сразу же выбрался. 

                Успел заметить уносящееся вперёд весло. Его уже не догнать, а вот байдарку решил удержать любой ценой. Ухватился за заднюю скобу и плыву следом. И сразу же накрывает валом, невольно выпил пол литра воды – нормально, вода в горной реке должна быть чистая. Ещё через несколько секунд меня проволокло по большому подводному камню – обливняку. Хотя было ощущение, что это наоборот, он по мне катится. Хорошо побило нижнюю часть тела, особенно колени и зад. Не зря я подшил к неопреновым штанам мягкие наколенники – выручили, отделался небольшими синяками.

                Потом были ещё какие-то камни поменьше. В перерывах между ними одной свободной рукой начал подгребать к берегу, не особо веря в успех этого занятия. Но в какой-то момент берег вдруг оказался совсем близко, пружиня ногами по камням мне удалось затормозить самосплав и в конце концов вместе с байдаркой выброситься на сушу. Как только я остановился и встал на ноги, вода забурлила вокруг, стараясь вырвать из рук байдарку. Я её удержал и вытащил на берег, но проточная вода хлынула внутрь и выбила изнутри передний грузовой лючок. Сам лючок был предусмотрительно привязан и остался со мной, но изнутри вымыло чехол от байдарки и один утеплённый рыбацкий сапожек. А ещё я лишился резиновых сапог, которые по простоте душевной привязал сверху на корме.

                Перевернул байдарку и подтащил повыше, чтоб не унесло. Спасительным моим берегом оказался правый, горный, неудобный, безлюдный, что делать – непонятно. Плыть дальше возможности нет по причине упущенного весла. Пешком тоже далеко не уйдёшь, потому что на ногах только неопреновые носки. Еда на катамаране, сигареты и выпивка там же. Но вроде не холодно пока и от жажды не умереть – уже хорошо.

                Особенно отсутствие обуви беспокоило. Решил хотя бы один сапожек одеть, который не успел уплыть – уже получше. И тут вижу чуть ниже по течению, что-то чёрное у берега мотыляется – второй сапожек рыбацкий к берегу прибило. Бегом туда, боясь, что его вновь унесёт. Спасибо тебе, Малый Инзер, что хоть обувь вернул!

                Вода меж тем на глазах прибывала, байдарку пришлось ещё выше поднимать. По реке прошёл почти потерявший управление катамаран, крутясь по валам у противоположного берега. 

                Вдруг из кустов вышел почти трезвый Глаз и Маша. Радости моей не было предела! Оказывается, они видели мой оверкиль и смогли зачалиться в паре сотен метров ниже на том же берегу. Я полностью разгрузил байдарку, чтоб не оторвать скобы и большинство мешков взялась тащить Маша, что меня конечно удивило. Мы с Глазом понесли байдарку, наш груз, наверно, был полегче, но по заросшим каменистым откосам тащить её было очень неудобно. 

                Наконец вышли к катамарану, все были на месте, других потерь и пострадавших не было. Только Максим на Щуке ушёл куда-то вперёд и судьба его была неизвестна.

                «Дальше плыть сможешь?» – поинтересовался Глаз. 

                А дальше на несколько километров тянулась довольно буйная шивера. 

                «С веслом смог бы, а так никак» – ответил я и стал думать о катамаранных вёслах. Что если связать два на манер байдарочного? Теоретически, должно сработать, на практике – неизвестно, надо пробовать. Но запасное весло на катамаране было только одно.

                «А с одним не сможешь?» – спросил Глаз

                «С одним точно не смогу, – сказал я, глядя на белую от пены реку, – и в свою очередь спросил: А вы тремя вёслами разве не управитесь? Спецы говорили, что вполне возможно».

                Ответ был отрицательный, с тремя вёслами возвращаться на струю никто не хотел.

                Оставался единственный вариант: пришлось спустить байдарку и уложить её на катамаран. Рядом уселся я, став уже второй обезьяной, т.е. пассажиром. Включил камеру, поначалу было весело: делать ничего не надо, держись на валах, да любуйся пейзажами. В какой-то момент чуть не упустили с палубы большую тяжеленную сумку с запасом спирта. А спирт – это не весло, без спирта поход в «Магадане» однозначно был бы свёрнут!

                Через какое-то время мокрый неопрен перестал спасать от холода. Когда весло в руках, то в нём не замёрзнешь, а вот если пассажиром – могут возникнуть проблемы. Так сильно я давно не замерзал.

                По пути увидели зачаленную Щуку, вылезли на берег. Максим выпивал и закусывал в лагере у автотуристов. Впрочем, это была не новость, потому что если Максим пропадал из поля зрения, то он всегда находился у кого-нибудь в гостях. Я тоже пользуясь случаем выпил стопку водки и спешно проглотил тарелку горячего супа. Стало немного легче.

                Всю дорогу всматривался по берегам в поисках уплывшего весла и чехла от байдарки. Чехол найти было мало шансов, он на воде был бы не очень заметный, а вот весло я как раз на этот случай готовил: с примотанной литровой бутылкой (чтоб над поверхностью воды маячила) и всё обклеенное яркой оранжевой плёнкой. Специально на случай поисков в реке. Но всё это не помогло и больше я его не видел, как и чехла с резиновыми сапогами. Ладно, будем считать, что легко отделался!

                Уже в сумерках завершили маршрут на окраине села Инзер напротив одноимённой железнодорожной станции. Кое-как согревшись у костра я приготовил ужин, поставил палатку и лёг спать.

                За день прошли 39 км. Из них 18 я прошёл пассажиром на катамаране и 300 метров самосплавом.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic